24 июня стартовали общественные обсуждения Генплана Барнаула, который представлен на суд общественности на сайте комитета по строительству, архитектуре и развитию горадминистрации. Некоторые спорные моменты предыдущих итераций проекта были исправлены, но он по-прежнему содержит неоднозначные градостроительные решения, за которые мэрию краевого центра критикуют уже не первый год.

Одним из самых спорных моментов в прошлой версии Генплана было строительство полигона ТБО вблизи барнаульского поселка Центральный в Центральном районе. В 2017 году местные жители сорвали публичные слушания проекта, не пожелав жить рядом с мусорной свалкой. Именно этот инцидент спровоцировал отмену формата общественных слушаний в пользу общественных обсуждений — более управляемой процедуры, в рамках которой чиновники избавлены от необходимости напрямую общаться с вечно недовольным народонаселением. Стоит отметить, что в новой версии Генплана скандальный полигон убрали из Центрального, однако альтернативной площадки так и не нашли. Из новых объектов для обращения с отходами планируется построить лишь один — экотехнопарк «Барнаульский», который будет располагаться в черте города, в производственной зоне ТОС «Восточный» в Октябрьском районе. При этом один полигон ТКО — на проспекте Космонавтов недалеко от села Гоньба — будет ликвидирован.

Также новый Генплан пытается решить проблему с дефицитом зон для захоронений. В декабре 2018 года глава Барнаула Сергей Дугин постановил закрыть для захоронений пять кладбищ. В замен этому будет организовано три участка в зоне Новомихайловского кладбища и еще два — недалеко от Черницкого.

Что касается жилой застройки Барнаула, то большая часть территории Ленинского и Индустриального районов отдана под застройку многоквартирными жилыми домами с более чем девятью этажами. При этом зона вдоль аллеи по улице Георгия Исакова от улицы Попова до Матросова будет предназначена для домов средней этажности от 5 до 8. В живо разрастающемся районе новостроек вдоль Павловского тракта между улицами Власихинской и Энтузиастов планируется масштабное развитие инфраструктуры со строительством нескольких десятков образовательных, общественных, культурных и спортивных объектов. Центральная часть города останется общественно-деловой с вкраплениями зон для строительства жилья высокой и средней этажности. Большая стройка планируется и на Потоке, где намечено расселение барнаульцев из старых домов в многоэтажки. 

Однако одним из самых спорных решений в новом проекте Генплана остается застройка нагорной части города, где власти планируют обустроить медицинский кластер с рекреационными зонами в районе «Трассы здоровья» и Краевой клинической больницы. В ныне действующей версии Генплана эта территория значится как «зона зеленых насаждений общего пользования», в новой же 614 га уходит под «зону специализированной общественной застройки», где собираются построить еще три учреждения здравоохранения.

Кстати, власти не отказались и от строительства вертолетной площадки для нужд санавиации в ленточном бору. Напомним, что в прошлом году против вырубки леса под строительство этой площадки активно выступала ЛДПР во главе с Евгенией Боровиковой, алтайские либерал-демократы даже провели серию протестных акций в Барнауле. После заявления регионального правительства о прекращении работ по распоряжению губернатора Виктора Томенко «жириновцы» умерили свою активность, хотя и высказали свое недоверие словам чиновников. Не поверили властям и другие общественники, вышедшие на пикет уже зимой уже этого года. Тогда они предположили, что рубки в барнаульском ленточном бору остановлены временно — до принятия нового Генплана и, судя по всему, эти предположения абсолютно верны.

Кроме того, городские власти не отказались от идеи строительства дороги в обход Барнаула с третьим мостом через Обь. Эта дорога федерального значения будет начинаться на съезде с Павловского тракта недалеко от села Новомихайловка и проходить через поселки Лесной, Черницк и Бельмесево, где и будет новый мост. Проект строительства дороги уже разработан, его реализацию планируют начать в 2020 году, однако, учитывая скептическую позицию руководства региона и дефицит краевой казны, этот процесс может затянуться на долгие годы.

Транспортная инфраструктура Барнаула также претерпит некоторые изменения. Так, на Павловском тракте планируют сделать три многоуровневые развязки, к нему же хотят подвести улицу Власихинскую, которая бы выходила на пересечение проспекта Строителей, улицы Советской Армии и Павловского тракта, где и будет располагаться одна из развязок. В новом варианте Генплана остается и проект тоннеля от улицы Георгия Исакова, который, по задумке разработчиков, должен выходить прямо к вокзалу. Также власти не отказались от идеи отремонтировать мост на проспекте Ленина, соединяющий две части города возле Нового рынка. На съезде с моста собираются сделать еще одну многоуровневую развязку с выходом на улицу Кулагина, которую планируют продлить параллельно улице Матросова, что могло бы разгрузить проблемный перекресток Ленина-Матросова. Интересно, что в исторической части Барнаула запланирована постройка шести мостов через Барнаулку.

Похоже, разработчики Генплана из московской компании ОАО «Российский институт градостроительства и инвестиционного развития «Гипрогор» всего лишь исправили недочеты и ошибки, которые были выявлены ранее. Никаких кардинальных доработок в представленном на суд общественности варианте нет. В скором времени проект «Гипрогора» оценят эксперты и архитекторы, а также неравнодушные барнаульцы, которые могут оставить свой отзыв на сайте комитета по строительству, архитектуре и развитию Барнаула. 

Напомним, что первоначальная версия барнаульского Генплана была разработана еще в 2016 году за 7,5 млн рублей с проектными периодами: первая очередь — 2021 год, расчетный срок — 2036 год. При этом в нем были многочисленные фактические ошибки, неточность и поверхностные формулировки. Например, вместо Змеиногорского тракта можно было встретить наименование «Змеиногородский», а в одной из таблиц и вовсе вместо Барнаула был указан Нефтеюганск. С тех пор тех пор власти несколько раз откладывали принятие документа: сначала на год, затем еще на полгода и т. д. В это время несколько раз Генплан обсуждался, но за закрытыми дверьми — без доступа общественности и журналистов, а затем в него вносились коррективы.