Исполнительный директор компании Slipstream Джонатан Воутерс (Jonathan Vaughters), сумевший спасти свою велокоманду в 2017 году после ухода спонсора, в интервью The Guardian и Daily Mail, а также на своей странице в Твиттере поделился своим мнением о том, сможет ли команда Sky продолжать побеждать при другом спонсоре и как доминирование британской команды повлияло на велоспорт.

Джонатан Воутерс: «Доминирование команды Sky – главная причина отсутствия спонсоров в велоспорте»

 

  Джонатан Воутерс: «Полагаю, я мог бы критиковать Брэйлсфорда, как он меня, когда наша команда попала в трудное положение. Но знаете что? Я не собираюсь этого делать! Потому что это не провал Дэйва Брэйлсфорда. Это тревожный звонок, призывающий переделать структуру профессионального велоспорта.

  Нет ничего хорошего, если команда покидает спорт. Но доминирование команды Sky было главной причиной того, что мы не видим прихода новых спонсоров.

  Если спонсор спрашивает: — Слушайте, у нас есть 15 миллионов долларов, можем мы выиграть Тур де Франс?  — им отвечают. – Нет, потому что команда с бюджетом в 30 миллионов долларов крушит всех.

  Присутствие Sky на самом деле сдерживало спонсоров. Теперь они почувствуют, что могут получить прибыль при более низких затратах и им захочется инвестировать.

  Не думаю, что Дэйв знает, как руководить командой с низким бюджетом. И даже если у него это получится, эта команда уже не будет побеждать. Он продаёт гарантии победы на Тур де Франс, чтобы обеспечить ещё один огромный бюджет. Я считаю, что должен прийти такой же спонсор, как компания Sky, или команда исчезнет.

  У Дэйва достаточно времени на поиски. Но в данном случае время может работать как на него, так и против. Все гонщики немедленно начнут искать другие варианты. Первое, что они сделали, услышав новости, позвонили своим агентам.

  Самая главная задача Дэйва – удержать ядро команды. У него достаточно времени для того, чтобы найти замену спонсору, но ему необходимо, чтобы гонщики полностью в него верили. По моему опыту могу сказать, что такая крупная сделка, которая ему нужна, обычно заключается быстро. Если же переговоры тянутся слишком долго, то ничего не получится.

  Наша ситуация была лучше. Нам пришлось справиться за две или три недели после объявления плохой новости. А для этих ребят неопределённая ситуация будет длиться шесть – семь месяцев. Будет очень сложно всех удержать».