Берегоукрепление наоборот: мнение эксперта о сплошном бетонировании набережной в Вологде

Участники сообщества «Институт Urbanvologda» решили разобраться, есть ли необходимость в сплошном бетонировании набережной реки в Вологде. Напомним, на Общественном совете, который прошел 14 февраля в администрации города, было заявлено, что бетонирование берега необходимо для защиты от наводнения. Екатерина Адрианова поговорила с кандидатом геологических наук, доцентом кафедры “Геоэкологии и рационального природопользования” ВоГУ Анатолием Труфановым, чтобы разобраться в проблеме, основываясь на фактах, на которые в последнее время не обращают внимания.

 Вы знаете, что в Вологде полным ходом идет берегоукрепление Набережной IV Армии на участке от моста 800-летия до улицы Гоголя. Используемая технология, а также сама необходимость берегоукрепительных мероприятий на взгляд большинства горожан не очевидна. Как человек уже давно и подробно исследующий вопросы гидрогеологии и русловых процессов, поясните пожалуйста, насколько необходимо укреплять берега реки Вологды на всем протяжении описываемого участка?

 От речного порта до памятника Рубцову этот участок действительно был подвержен размыву, боковой эрозии. Связано это было с тем, что на противоположной, левобережной, стороне было какое-то предприятие (завод), к которому рекой поставлялся различный материал (песок, гравий, разный строительный материал), часть которого сбрасывалась на берег и в русло реки. В итоге через несколько лет произошло сужение русла, и как результат увеличилась скорость и размываемая способность потока реки на этом участке. Вогнутый участок берега начал интенсивно размываться, и этому процессу способствовал неорганизованный слив сточных и ливневых вод близ памятника Рубцову. После бетонирования берега бетонное покрытие сползло в реку. И повторное бетонирование привело бы к такому же результату, пока река не восстановила прежнее сечение русла. Если сейчас и происходит незначительный по скорости размыв, то это влияние техногенного фактора (сброс ливневых вод остался).

Берегоукрепление наоборот: мнение эксперта о сплошном бетонировании набережной в Вологде

Снимок , илюстрирующий как происходит искусственное сужение русла реки: «горы» песка и строительных материалов, разгруженные на берег и в русло реки. Выше речь шла об этом участке реки (на фото слева за баржами).

Берегоукрепление наоборот: мнение эксперта о сплошном бетонировании набережной в Вологде

Разрушения берегов на других участках, которые мы встречали, были в основном тоже спровоцированы искусственно. Анализ скорости течения, даже в период половодья, указывал, что размывающая сила реки мала, и поэтому берега реки Вологды зарастают кустарником [1]. Для Вологды – это бренд, я считаю, образ города! Ведь так теперь и говорят – «Зеленые берега». Когда начали серьезно говорить о берегоукреплении около Кремля, указывая на размыв берега, первое, что они сделали – срубили три огромные тополя, которые были на месте памятника Батюшкову. Когда я подошел (а обычно тополя начинают с центра гнить), тут вообще чистейший тополь, никакой гнили в сердцевине срубленных деревьев. Мы так и не поняли, зачем это было сделано, и кому помешали эти тополя?! Ни памятнику они не помешали, … мол с реки закрывают памятник. Почему деревья могут вид портить? Да они вообще ничего не портят, а облагораживают пейзаж.

Берегоукрепление наоборот: мнение эксперта о сплошном бетонировании набережной в Вологде

Вид на Советский проспект и речной вокзал. Начало 1980-х. г.Вологда. Источник: vologdahistory.ru/photo/tag/.

Берегоукрепление наоборот: мнение эксперта о сплошном бетонировании набережной в Вологде

Обрушение берега около домика Петра I. Вологда. 2006 год.

Берегоукрепление наоборот: мнение эксперта о сплошном бетонировании набережной в Вологде

Выкорчевывание деревьев на Пречистенской набережной летом 2015 года. Фото Евгении Сибирцевой.

 Когда всерьез поднялся вопрос о берегоукреплении этого участка, не помните?

— Кажется год 86-й. В Томске проходило координационное совещание по русловым процессам. У них там тоже были очень большие проблемы. Оползни берега р. Томи угрожали не только «Лагерному саду», но и близ расположенным корпусам Томского политехнического института. Начиная с 30-х годов минувшего столетия, и кончая последними десятилетиями там эта проблема была достаточно острой. К тому же томичи интенсивно использовали русловые отложения (пески) ниже по течению реки в качестве строительного материала, и это ещё больше провоцировало оползневые процессы. Благодаря устройству подземных галерей, перехватывающих подземный сток, суффозионные процессы, провоцирующие оползни, прекратились, и берег ныне устойчив.

— Какую технологию использовали в Томске при укреплении берега?

— Во-первых, они сделали искусственное террасирование. Во-вторых, сделали галереи, чтобы организовать сток подземных вод. Теперь вроде как это все устойчиво. Ну а здесь в Вологде естественный размыв берегов в пределах городской черты отсутствует. Для доказательства этого А.Н. Кичигин нашел карту екатерининских времен. Это по сути план города Вологды. Методом наложения мы провели сравнение с картой (топосъемкой) 50-х годов ХХ века – в целом она практически полностью совпала. И этот фрагмент берега карты 50-х годов от памятника Батюшкову до пешеходного мостика и очертания береговой линии на старой карте (плане) полностью совпали, что подтвердило наши выводы об устойчивости берега р. Вологды. Значит, естественной боковой эрозии, размыва берега здесь не было на протяжении многих веков.

Берегоукрепление наоборот: мнение эксперта о сплошном бетонировании набережной в Вологде

Ландшафтный парк у реки Томь в “Лагерном саду”, г.Томск. Источник: www.tomsk.ru/news/view/113164.

— Со стороны городской администрации звучат разные доводы о необходимости данного берегоукрепления. Апеллируя к наводнению 100-летней давности, говорится о возможности затопления сегодня, когда река Вологда может в любой момент выйти из берегов и нанести большой ущерб городу. Насколько данная технология с применением армированной монолитной бетонной плиты способна «спасти горожан» от затопления? И существует ли вообще такая опасность?

— Мне кажется, здесь путают два совершенно разных понятия – «затопление» и «подтопление». Затопление — это когда река выходит из берегов, и затапливается территория. Вот этого нам меньше всего стоит опасаться. А вот подтопление идет постоянно! Как раз об этом шли разговоры в 80-е гг., когда общественность собиралась по поводу т.н. берегоукрепления. Сотрудники Треста инженерно-строительных изысканий (прим. — ОАО “ВологдаТИСИЗ”), это Н.П. Песков – главный инженер, Б.С. Крюков – геолог и другие, мы с Кичигиным и геологи Ленинградской экспедиции, которая базировалась в поселке Марфино были решительно против того, чтобы закапывать деньги в борьбу с неким несуществующим страшным процессом. В то время как на такую реальную угрозу, как подтопление (прим. — проникновение воды в подвалы через канализационную сеть, по разного рода канавам, подъём общего уровня грунтовых вод. Возникает в результате повышения горизонтов воды в реках при возведении таких гидротехнических сооружений как водохранилище, русловые плотины, судоходные каналы, насыщенных ранее безводным грунтом при фильтрации воды через дно и берега каналов) территорий старых городов, следовало бы обратить особое внимание.

Мне присылали на отзыв несколько рефератов как раз на эту тему, в основном с Сибири, поскольку меня как гидрогеолога там больше знают. Я работал на Дальнем Востоке. Города, о которых идет речь в этих рефератах, стоят на больших реках — это Тюмень, Курган и др., по сравнению с Вологдой они – дети, эти города, но подтопление стало их проблемой. Чтобы успешно вести борьбу с этим явлением, необходимо выявить основные факторы, влияющие на процессы подтопления. Именно решению этих вопросов и были посвящены эти диссертационные работы, выполненные на достаточно хорошем научном уровне. Замечания диссертантам с моей стороны были по поводу того, что не все факторы, влияющие на подтопление, были выявлены и учтены в выводах рецензируемых работ.

Тема подтопления поднималась неоднократно на конференциях и Всесоюзном семинаре, организованного АН СССР, Госстроем СССР, ПНИИИС Госстроя СССР и др. ведомствами в 1983 г. Всё это указывает на то, что подтопление –это очень серьёзная проблема. Процесс подтопления идет практически во всех старых городах. Старинных городах. И часто независимо от того, близко ли река к селитебной территории и может ли влиять на подъём уровня грунтовых вод. Причина подтопления городской территории не всегда связана с рекой, она горазда сложнее. Хотя при решении этой проблемы в основном выдвигают изменение водного режима рек в качестве основного фактора подтопления. Основную роль в подтоплении застроенных территорий играет плотность застройки и асфальтирование. Это приводит к перераспределению водного баланса в зоне аэрации на территории, и, как результат, повышение уровня грунтовых вод. Такой процесс наиболее опасен для зданий старой постройки, у которых фундаменты отличаются от современных.

Берегоукрепление наоборот: мнение эксперта о сплошном бетонировании набережной в Вологде

Набережная, 2013 год. Фото Евгении Сибирцевой.

 Асфальтирование имеется ввиду в прибрежной зоне или вообще в городской черте?

 Вообще подъем уровня грунтовых вод наблюдается на участках плотной городской застройки и асфальтирования. Прогнозирование подъема уровня грунтовых вод и успешная борьба с подтоплением городской территории может осуществляться только при наличии развитой режимной сети наблюдательных скважин. В связи с этим уместно вспомнить, что в начале 60-х гг. было постановление Партии и Правительства о создании в крупных городах режимной сети наблюдательных скважин. Каждый уважающий себя город в настоящее время имеет такую режимную сеть.

В городе Вологде имеется практически одна наблюдательная скважина за режимом грунтовых вод, расположенная во внутреннем дворике политехнического института. Наблюдения за режимом грунтовых вод до настоящего времени вели студенты кафедры «Геоэкологии и инженерной геологии» и ООО» ЭЛПРОС». Однако, по одной скважине возможен ли прогноз режима уровня для территории города?

Попытка создания сети режимных наблюдательных скважин в Вологде весьма показательна. Идею эту вынашивали в Вологодском Тресте инженерно-строительных изысканий. Инициатором здесь был главный инженер Н.П. Песков. Его активно поддерживали начальник гидрогеологического отряда Ленинградской экспедиции А.С. Осипов, некоторые строительные организации и преподаватели Политехнического института А.Н. Кичигин, А.П. Тараном и я. Николай Павлович Песков был согласен осуществить этот проект из средств «ВТИСИЗа», т.е. строительство наблюдательных скважин. Чтобы получить наиболее достоверные результаты режима уровня грунтовых вод, нужно было выбрать оптимальную схему расположения наблюдательных скважин. Схема расположения скважин «по сетке» дала бы хорошие результаты, но проект строительства по ней был бы слишком дорогим. Нужно было получить сведения о режиме уровня грунтовых вод на каждом геоморфологическом элементе рельефа. Рассматривая с А.Н. Кичигиным геоморфологическую схему г. Вологды, над которой он в то время работал, мы обратили внимание на то, что школы располагаются на разных геоморфологических уровнях. Это же самый оптимальный вариант размещения сети режимных наблюдений. Эту идею мы обсудили тогда с Н.П. Песковым и А.С. Осиповым. К тому же она согласуется с реальной экологической подготовкой школьников. Мы с А.Н. Кичигиным обязуемся обучить учителей географии вести мониторинг за подземными водами, а они в плане экологических занятий ведут со школьниками наблюдения за режимом подземных вод.

Инициативная группа отправила меня в Администрацию города согласовать эту идею и включить этот проект в экологический план города. Мы предложили Администрации города (в лице замглавы Белякова) вернуться к тем временам, когда в школах вели реальное, а не на словах, экологические обучение. Я учился в деревне, и у нас в школе была метеоплощадка. Мы вели наблюдения за температурой, ветром, за осадками. Почему бы сейчас, когда так много говорят об экологическом образовании, не вернуться к экологической подготовке школьников? Однако, от Белякова я получил категорический отказ: «Никакая сеть нам не нужна. Мы ВСЁ знаем о подземных водах, к тому же экологический план города свёрстан». Такое заявление высокопоставленного чиновника означало, что план наш не может быть реализован в ближайшее время, а спустя некоторое время начались девяностые годы…

Если вернуться к теме подтопления старых дореволюционных строений, то можно привести примеры реставрационных работ зданий филармонии и музыкального училища на площади Революции, школы №1. Разрушение фундаментов этих зданий связано как раз с подтоплением и суффозионными процессами. Знание режима уровня грунтовых вод позволяет прогнозировать эти процессы и вовремя применять управленческие решения.

Если вернуться к берегоукреплению, то можно отметить, что изначально уровни грунтовых вод на левобережье Вологды были близко к дневной поверхности, и это хорошо известно вологодским изыскателям и строителям. Строительство на левобережье армированной бетонной монолитной плиты – это фактически создание барража для разгружающихся в реку грунтовых вод. Это естественно приведёт к подпору грунтовых вод, и как следствие к активизации суффозии и последующих оползневых процессов. Есть еще одна опасность: проектируется по берегу не пешеходная дорога. При высоком уровне грунтовых вод и динамических нагрузках на водонасыщенный грунт от автомобильного транспорта, дисперсные водонасыщенные грунты могут перейти в плывунное состояние. К чему это приведет, проектировщики должны знать.

Для укрепления и украшения берегов нет лучше способа, чем фитомелиорация, особенно естественная фитомелиорация, которая подсказана самой природой. Природа мудро поступила, одев берега реки Вологды в зелёный наряд. Насколько обоснованы наши действия, не противны ли они природе?