Американская реальность: двойные стандарты и политическая глупость

Автор: Дмитрий Киселев

Когда американский журнал Time в канун западного Рождества выносит на обложку портрет "Человека года" по версии редакции, то обычно это заметное явление. Так уж сложилось исторически. И всегда в журналистских кругах интрига, кого Time в декабре назовет человеком года.

И вот, свершилось. Человек года в этом году коллективный — группа журналистов, пострадавших или притесняемых за свои тексты. Имя представленной группе — "Стражи". Так американский журнал видит миссию этих мужественных профессионалов. Далее много красивых слов про честность, непредвзятость и порочность тенденциозности. И, как следствие, снижение доверия американцев к собственной прессе.

Снижение доверия к прессе — это явление, которое даже стало предметом изучения в научных кругах. Так, профессор Университета Северной Каролины Марк Хезерингтон даже написал книгу под заголовком "Почему важно доверие". И Time даже приводит тревожную цитату профессора: "Люди скептически относятся даже к тому, что является истинной правдой. И это — очень опасная тенденция". Действительно, это так. Но, если мы посмотрим на то, что делает сам журнал Time, то мы понимаем, почему все меньше американцы верят своей прессе. Мы понимаем, откуда появляется то самое недоверие, о котором столь ярко сожалеет редакция.

А дело в том, что на одну доску в группе "Стражи" они ставят с одной стороны жестоко убитого и расчлененного, искупавшегося в собственной крови саудовского журналиста Хашогги, а с другой — Аркадия Бабченко, того самого, что на Украине уложили в лужу свиной крови ради инсценировки нападения на него. С целью обвинить потом в преступлении, хоть и несовершенном, Россию. То есть, мало того, что в Киеве сфальсифицировали убийство, так еще американский журнал Time фальсифицирует дальше, приравнивая Бабченко к реально жестоко убитому Хашогги. До лужи свиной крови россиянин Аркадий Бабченко был мало, кому известен. Так, пописывал в социальных сетях, да болтался по мелким антироссийским сходкам. Вот, например, недавно в Вильнюсе с восхищением говорит о Порошенко, меряя его с Черчиллем. Поднявшись из лужи свиной крови, Бабченко возомнил себя героем и объявил за интервью с собой таксу — 50 тысяч долларов. После обложки журнала Time, надо думать, ценник возрастет.

Если дальше по списку группы журналистов "Стражей" — коллективного человека года, то с одной стороны там упомянуты пятеро сотрудников редакции газеты Capital в штате Мэриленд, которых некий рассерженный читатель-мститель застрелил на месте прямо в отделе новостей. Реальный случай в США в этом году. А с другой, с убитыми в США американскими журналистами на одну доску ставят случай с радиоведущей Татьяной Фельгенгауэр. Если помним, то год назад из Израиля приехал в Москву психически больной сексуальный маньяк по имени Борис Гриц и набросился на журналистку "Эха" с ножом, порезав ее кожу на шее. Слава Богу, все обошлось, а Борис Гриц по решению Пресненского суда Москвы — на принудительном психиатрическом лечении.

Но для журнала Time и расстрел американских журналистов в штате Мэрилэнд, и нападение маньяка на Татьяну Фельгенгауэр просто как на невыносимо привлекательную для него женщину — одно и то же.

Укрепляют ли столь экзотические комбинации позиции честных журналистов в мире? Точно нет. Тем более, что в группе "Стражей" нет, казалось бы, очевидных имен. Почему, скажем, там нет российской съемочной группы, расстрелянной в Центральной Африке минувшим летом? Орхан Джемаль, Кирилл Радченко, Александр Расторгуев. Или их нет в американском журнале лишь для того, чтобы лишний раз не бросать тень на Ходорковского? Ведь это от него они оказались в африканской экспедиции. И он — Ходорковский — не позаботился должным образом о безопасности.

И еще в Сети, конечно, заметили, что на обложке журнала Time нет Кирилла Вышинского, и даже попытались восполнить пробел. Главный редактор РИА Новости Украина содержится в тюрьме властями Украины уже более шести месяцев, точнее с 15 мая, за то, что как журналист просто делал свою работу, говоря неудобную правду. Но разве Time может хоть в чем-то упрекнуть украинские власти? Им — можно. Но тогда про что это все? Про честность в журналистике? Если стандарт честности будет задавать Time, то я не удивлюсь, если американцы станут верить своей прессе еще меньше.

Впрочем, если уйти от прессы, то сама по себе Америка вызывает все меньше доверия. Министр обороны Джеймс Мэттис, например, просто не отвечает на письменные предложения Сергея Шойгу обсудить совместную повестку, будь то в Сирии или по Договору о ракетах средней и меньшей дальности. 15 декабря об игре в молчанку сообщил официальный представитель Минобороны России генерал Конашенков. Вообще-то, до недавних пор на Западе считалось приличным отвечать на письма в трехдневный срок. Сейчас, почему-то, правило перестало работать.

"Тем не менее, по прошествии трех суток даже формальной реакции на данное предложение Минобороны России от американского военного ведомства не последовало. Все это говорит о нежелании американской стороны аргументированного и профессионального диалога с Россией в интересах разрешения актуальных проблем обеспечения региональной и глобальной безопасности".

Понятно, что американский министр обороны бегает от нас, прячется и не отвечает на письма лишь потому, что ему нечего сказать, поскольку не готов представить свои мотивы и защитить истинные цели. Слабая и трусливая позиция. Что еще происходило в Штатах на этой неделе?

 

Автор: Валентин Богданов

Изображать жертву коварства своего бывшего босса экс-адвокату Трампа Майклу Коэну было сподручнее при участии массовки. Чтобы выслушать приговор по восьми пунктам обвинения (там и уход от налогов и ложь на слушаниях в Конгрессе и нарушения финансирования избирательное кампании) в суд Манхэттена он отправился с женой, сыном, дочерью, опиравшейся на костыль и престарелым родителями. Отца привезли в инвалидном кресле. Подтянулись даже племянники с племянницами. Похоже, сцену семейных похорон отметят самые желтые американские издания.

В каком-то смысле они окажутся правы. Прежняя жизнь для Майкла Коэна после того как он вышел из этой двери действительно закончилась. Впереди три года тюрьмы.

Больше всех из собравшихся реальному сроку радовался адвокат порноактрисы Сторми Дэниелс, которой Коэн платил за молчание об интрижке с будущим президентом США. Для Майкла Авеннати этот процесс стал звездным часом. Теперь он сам собирается баллотироваться в президенты, и Трамп для него уже не просто конкурент в уголовном процессе, но и конкурент в политике. Так ему во всяком случае кажется.

"Я выбрал путь тьмы", — сказал Коэн на суде и расплакался. Но не слезливой лирики ждала от него сторона обвинения. Бывший адвокат Трампа мог стать важной фигурой для спецпрокурора Мюллера и его так называемого российского расследования. Не стал.

Но кто вообще сказал, что пресловутое расследование Мюллера — самоцель. В конце концов досрочную отставку главы Белого дома можно организовать и иными способами. Дополнительное время на свободе (за решетку Коэн отправится только 6 марта) тоже можно рассматривать как часть сделки со следствием. Тянуть с ее исполнением бывший адвокат Трампа не стал. Всплыл в эфире ABC.

Железобетонная логика. Раз Трамп был в ответе за все, то кран с потоком обвинений никто перекрывать и не подумает. Очередное расследование по данным The Wall Street Journal, запускают в отношении комитета, который организовывал инаугурацию Трампа и принял от частных лиц в качестве пожертвований более 100 миллионов долларов.

Коэн — первый из команды Трампа, кто получил реальный срок. 36 месяцев за решеткой в данном случае это еще и предостережение для остальных членов трамповского окружения, к кому подбирается прокуратура.

В полной мере столкнуться с этой системой пришлось Марии Бутиной.

После полугода в одиночной камере размером с автомобиль (Бутиной то и дело устраивали обыски, включали по ночам свет, первое время не давали общаться по телефону с родными) россиянка признала себя виновной в том, что участвовала в сговоре и работала иностранным агентом без регистрации в нарушение законов США. Вместо 15 лет тюрьмы теперь ей грозит максимум пять. Но с учетом сделки со следствием могут снизить и это срок.

— Вы довольны тем, как прошло заседание?

— Абсолютно, — заявляет адвокат Марии Бутиной Роберт Дрискол.

— Вы ожидаете улучшения условий содержания Бутиной под стражей?

На этот вопрос ответа не последовало.

— Вам по-прежнему запрещено давать комментарии по делу?

— Нет, но предпочитаю их не давать.

Таким неразговорчивым адвокат Дрискол стал после того, как сам угодил в шестеренки американской судебной системы. Ссылаясь на особую секретность, судья запретила ему давать интервью с разъяснениями об истинной мотивации поступков Бутиной. Американским СМИ это было на руку.

Бывшую студентку-международницу, которая не таясь искала знакомств среди республиканцев и консерваторов ради того, чтобы навести мосты между США и Россией (как она их понимала), с экранов не представляли иначе как новой Матой Хари.

Самого же президента США куда больше занимает не российское, а китайское влияние. Главная угроза, по мнению Вашингтона, от Поднебесной исходит в киберпространстве. Чтобы обсудить проблему на слушания в Конгрессе позвали гендиректора Google. Однако конгрессмен от Калифорнии Зои Лофгрен неожиданно увела разговор в другое, то есть в любимое ее однопартийцами русло о президенте Трампе.

— В данный момент, если вбить в поисковик слово "идиот" и выбрать картинки, то появляется фотография Дональда Трампа. Почему так происходит?

— После обработки триллионов результатов поиска в прошлом году, мы пришли к выводу, что 15 процентов результатов поиска, которые выдает Google, это непредсказуемые результаты. Мы никогда не вмешиваемся в работу Google, — ответил генеральный директор Google Сундар Пичаи.

Так человеческую глупость измерили с помощью беспристрастных электронных механизмов. Впрочем, измерять ее можно и в миллионах потраченных долларов.

В пятницу подоспели новые данные, которые вряд ли обрадуют американских налогоплательщиков. Расследование так называемого российского дела казне США обошлось уже в 25 миллионов долларов. Чтобы довести начатое хотя бы до какого-то конца, Мюллеру по-прежнему нужен Трамп. По данным источников, спецпрокурор, ознакомившийся с письменным ответами президента США, опять стал настаивать на их личной встрече.