Активисты алтайского ОНФ обратились к краевому управлению Россельхознадзора с требованием отказаться от проведения санитарных рубок в регионе ради борьбы с уссурийским полиграфом. Они полагают, что такая мера не только не эффективна, но и вредна. Об этом «фронтовики» пишут в своем сообществе «ВКонтакте». Ранее информацию о несоответствии анонсированных ведомством мер законодательству редакции предоставил краевой филиал федерального Центра защиты леса.

Как сообщалось ранее, Управление Россельхознадзора по Алтайскому краю и Республике Алтай ввело в Красногорском и Кытмановском районах Алтайского края карантин из-за выявления очагов уссурийского полиграфа – вредителя, уничтожающего пихты. Соответствующие приказы ведомство издало 16 июля на основе заключений карантинной фитосанитарной экспертизы ФГБУ «Центральная научно-методическая ветеринарная лаборатория». Общая площадь карантинных зон составила 4090 га и 4710 га соответственно. В соответствии с программами локализации очагов и ликвидации популяции уссурийского полиграфа в двух упомянутых районах, правообладатели лесных участков, которые затронули фитосанитарные зоны, должны обследовать все лесные насаждения на предмет наличия вредителя. В случае его обнаружения конкретное дерево нужно либо обеззаразить, либо переработать, либо уничтожить. Иные правила установлены в самом очаге полиграфа, коим считается зона в радиусе метра вокруг единичного зараженного дерева и 100 м – вокруг группы зараженных деревьев, стоящих рядом. Там в соответствии с программой нужно уничтожить посадочный материал (сжечь или переработать в опилки), а также вырубить и сжечь зараженные деревья (в отдельных случаях их можно закопать). Допускается также переработка лесоматериалов, но так, чтобы вредитель гарантированно был уничтожен. Массовые рубки должны пройти в ближайшее два года.

Как указывают «фронтовики», всего в Алтайском крае сейчас действуют четыре карантинные зоны: помимо Красногорского и Кытмановского районов еще в июне их ввели в Курьинском и Змеиногорском. С их учетом общая площадь карантинных зон составляет уже около 11 тысяч га. Активисты полагают, что меры, предложенные Россельхознадзором, неадекватны и запоздали на десяток лет. «Полиграф уссурийский был завезен с древесиной с Дальнего Востока России в регионы Южной Сибири в 2008-2010 годах. За прошедшее десятилетие он распространился по всем районам Алтайского края, где присутствует пихта сибирская: в Ельцовском, Залесовском, Заринском, Змеиногорском, Красногорском, Курьинском, Кытмановском, Смоленском, Солонешенском, Солтонском, Тогульском, Третьяковском, Чарышском районах. Теперь это один из самых обычных и массовых стволовых вредителей леса, полностью натурализовавшийся в таежных экосистемах региона. Поэтому карантин только в четырех районах ничего не даст. Уничтожить же всю пихту в Алтайском крае, равно как и в республиках Алтай, Хакасия, Красноярском крае, Кемеровской, Новосибирской и Томской областях, попросту невозможно, это бессмысленная и глупая затея», — прокомментировал ситуацию модератор тематической площадки ОНФ «Экология» в Алтайском крае Алексей Грибков.

По его словам, такие рубки чаще всего, напротив, делают лес еще более уязвимым для вредителя, отчего очаг полиграфа только разрастается. «Кроме того, лесозаготовителям не интересно вырубать погибшие насаждения и они стараются «прихватить» здоровые деревья, представляющие коммерческую ценность, что и нашло свое подтверждение в целом ряде уголовных дел, возбужденных по результатам сплошных санитарных рубок в Змеиногорском и Курьинском районах Алтайского края», — добавил эколог.

Он отметил, что на вред от таких мероприятий властям ранее уже пытались указать. В 2019 году Совет при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека по итогам выездного заседания в Алтайском крае направил властям рекомендации, касающиеся, в числе прочего, ситуации с распространением полиграфа уссурийского и борьбы с ним. В них указывалось, что фактический смысл санитарных рубок якобы состоит не в борьбе с полиграфом уссурийским, а в заготовке и использовании деловой древесины. Лесопользователи будто бы уделяют большое внимание вырубке здоровых деревьев, оставляя больные нетронутыми.

В этой связи общественники решили обратиться в Россельхознадзор с требованием учесть наработанный специалистами обширный опыт по данному вопросу, а также рекомендации Совета при президенте Российской Федерации. «В очагах полиграфа уссурийского необходимо проводить санитарные рубки уже погибших и отмирающих насаждений, чтобы не допускать ухудшения пожарной ситуации, но ни в коем случае не вырубать жизнеспособные деревья пихты. Иначе мы действительно получим настоящую проблему вместо мнимой. Таким образом, установленный Россельхознадзором карантинный режим должен быть немедленно пересмотрен», — резюмировал Грибков суть обращения.

Отметим, что методы Россельхознадзора по борьбе с уссурийским полиграфом вызвали вопросы и у специалистов Центра защиты леса (ЦЗЛ) Алтайского края (филиал ФБУ «Российский центр защиты леса»). По их данным, в крае вообще нет активных очагов уссурийского полиграфа. Есть лишь один статичный очаг в Горно-Колыванском лесничестве площадью 4,2 тысячи га, который бушевал в 2018 году, но сейчас его площадь не увеличивается, а интенсивность усыхания деревьев ежегодно снижается сама собой. Дело в том, что ведомства по-разному трактуют понятие очага: для ЦЗЛ это должно быть такое развитие ситуации, когда под воздействием высокой популяции полиграфа идет существенное увеличение площади и интенсивности усыхания леса. При таком сценарии, как правило, за один вегетационный сезон происходит кратное увеличение площади усыхания лесов, притом оно носит тотальный характер. Россельхознадзор же регистрирует очаг даже при единичном присутствии вредителя.

В ЦЗЛ отмечают, что на сегодняшний день полиграфом заселены практически все пихтовые насаждения в Алтайском крае. Более того, под удар вредителя попадает и кедр. В этой связи проведение рубок видится специалистам вообще лишенным всякого смысла. Специалисты Центра даже заявили, что рубки, «назначенные» Россельхознадзором, не предусмотрены лесным законодательством, а их проведение будет прямым нарушением всех действующих нормативных актов.

Управление Россельхознадзора по Алтайскому краю и Республике Алтай со своей стороны ссылается на федеральный закон «О карантине растений». Впрочем, в нем напрямую не сказано о необходимости рубок. В документе указывается, что в первую очередь должен быть уничтожен или обезврежен вредитель. Уничтожение подкарантинной продукции производится по выбору собственника. Федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в области карантина растений, утверждаются карантинные фитосанитарные требования, которые также могут включать уничтожение этой продукции или подкарантинных объектов. Об императивности этой меры именно в федеральном законе не сказано.