Адвокат казанского стрелка рассказал о его нынешнем бытеАдвокат «казанского стрелка» Ильназа Галявиева Алексей Васильев встретился с ним в СИЗО. Подробнее о разговоре с обвиняемым в массовом расстреле и его жизни за решеткой рассказал сам защитник, сообщает «МК».— Знаю, что попали в «Бутырку» только со второй попытки. Встреча проходила в обычном кабинете для свиданий с адвокатами? Какие меры безопасности предпринимались сотрудниками изолятора?— Все, как обычно, только Ильназа привели под усиленной охраной в окружении спецназа.— Как он выглядел?— Опрятно, коротко подстрижен, в очках. Одет в спортивный костюм чёрного цвета, футболку, кроссовки.— Как Галявиев отнёсся к вашему визиту?— Был рад познакомиться, очень был заинтересован в общении. Задал целый ряд вопросов правового характера, касаемо перспектив, интересовался, как будет проходить следствие, какие следственные действия будут проводиться, их порядок. Были вопросы по поводу судебно-психиатрической экспертизы в Центре имени В.П. Сербского. Я ему все разъяснил с точки зрения закона.— Кого-то знакомили с результатами экспертизы?— С результатами ни его, ни меня никто не знакомил.— Была информация, что вашего подзащитного признали невменяемым. Откуда это пошло?— Кто-то из окружения об этом сказал Ильназу. Как он выразился, «все вокруг говорили, что я невменяемый» и поэтому он спросил у людей в белых халатах, а ему сказали: «да, действительно невменяемый». Насколько это правда не известно, судить о достоверности источника бессмысленно: ему могли сказать это чтобы, как говорится, отмахнуться от вопросов.— Были какие-то жалобы у вашего подзащитного?— Ну никаких побоев у него нет, жалоб на содержание, еду тоже нету. Есть замечание по поводу передач — они действительно не доходят, хотя родственники Ильназа мне демонстрировали документы, подтверждающие, что передачу у них взяли. Возможно, дело в том, что не отлажена процедура передачи продуктов между учреждениями, ведь Ильназа перевели обратно в изолятор. Есть у него пожелание чтобы ему передали сигарет, говорит, мол, курю, много хочу курить, около пачки в день. Подтвердил, что отправил семье три письма (всего). — Что Галявиев рассказывал о самом расстреле?— Обстоятельства дела мы не обсуждали. В процессе общения мы оставили за рамками и сам факт события, без был там или не был, кто, что, где и когда делал. В том числе не касались предметно самого расследования, следственных действий. У подзащитного были общие вопросы по ходу расследования: что будет в зависимости от выводов экспертизы, и что будет в суде. Соответственно я ему все разъяснил с точки зрения закона. Касаемо судебного разбирательства, если ему будет назначено принудительное лечение — Ильназ, как уже писала ваша коллега Ева Меркачева, не хотел бы остаться в Казанской больнице. Он высказал опасения, что может быть месть.

— Не верю, что вы не говорили о деле? Вам же необходимо выстраивать позицию…— Ильназ ответил на несколько моих вопросов. Так скажем, основных. Да или нет. Он ответил. Все очевидно и говорить об этом пока преждевременно. Также он говорил по поводу того, что «следователи им не занимаются». Основная претензия в том, что, опять же, как он выразился, ему был создан «информационный вакуум».— Была такая информация, что казанский стрелок подписал отказ от адвоката…— Действительно, со слов подзащитного, такой факт был. Но он не помнит ни фамилию следователя, который принёс ему на подпись заявление, ни данные адвоката, от которого он отказался. Ильназ сказал, что не разбирается в этом и не придал этому моменту значения. Сегодня он выразил готовность продолжить сотрудничество со мной.— В каких условиях сейчас содержится ваш подзащитный, обвиняемый в массовом расстреле?— В камере всего три человека, включая Ильназа. Там есть телевизор, но новости по нему не показывают. Сейчас они все смотрят Олимпиаду.— Галявиев что-то говорил о родственниках, передавал им какие-то пожелания?— Без комментариев.— Что-то смущало вашего подзащитного, какие пожелания он высказывал?— Говорил что хотел бы чтобы все быстрей закончилось (следствие и суд).Ранее сообщалось о том, что в социальных сетях появились не понятные личности, сочувствующие не родителям чьих детей, хладнокровно убил Галяев а самому преступнику. Была создана специальная группа поддержки 19-летнего «не человека», по-другому назвать его просто нельзя. Так вот эти самые личности собирают деньги чтобы нанять адвоката, который будет защищать его в суде.Сообщается что собранные за несколько дней 300 тысяч рублей уже уплачены Алексею Васильеву. Деньги собрали 11 жительниц Украины, Казахстана и России. Кроме прочего поклонницы убийцы призывают добиваться независимого и непредвзятого правосудия.Не все разделяют деятельность девушек. В комментариях, которые чудным образом быстро удаляются, люди сокрушаются что отменена смертная казнь, ведь именно ее и заслуживает казанский стрелок. Нельзя даже в мыслях допустить что «этот» вообще когда-нибудь сможет выйти на свободу. Как такое можно объяснить мамам погибших детишек?